Пятнично-Нобелевское-2

Как и обещала, расскажу вам еще об одном лауреате Нобелевской премии по литературе. Это Эльфрида Елинек, австрийская писательница, получившая заветную премию в 2004 году. Опять же, немецкоговорящая, как и Герта Мюллер, так что невольно проводишь некоторые параллели…а вот собственно и она, красавица)

Пятнично-Нобелевское-2 — фото 1

Ну что о ней вкратце рассказать? Родилась в 1946 году в австрийской провинции, затем ее семья перебралсь в Вену, где Елинек училась в Венской Консерватории, а также изучала театр и искусство в университете. Фрау Елинек вообще дама мега-активная. Еще в студенческие годы участвовала во всяческих политических движениях, в компартии даже состояла. Писать начало рано, и посему к настоящему моменту ее библиография представляет собой весьма внушительный список романов, эссе, пьес и даже оперных либретто! В отличие от Герты Мюллер, творчество Елинек более известно у нас, ее книги переводили в России. Среди самых популярных – романы "Пианистка" (одноименный фильм с Изабель Юппер получил Золотую Пальмовую Ветвь в Каннах), "Любовницы", "Похоть", "Алчность", "Дети Мертвецов" и др.

Я остановлюсь на двух романах Елинек.
"Любовницы" – это две параллельные истории жизни двух женщин – Бригитты и Эрики. Первая трудится на фабрике нижнего белья, вторая – учится швейному делу. Но для каждой из них самая главная цель в жизни – выйти замуж. Бригитта считает жирного мерзкого Хайнца (специалиста по электротехнике) своим будущим, способным вытащить ее с конвейера фабрики и воплотить в жизнь ее мечты о семейном бизнесе и домике с садом, а Паула жаждет любви от вечно нетрезвого дебилоидного лесоруба Эриха. Сами тетки ничего из себя не представляют, они просто никакие, а их рабство перед особями мужского пола доходит до полного абсурда. Мужчина здесь изображен наивысшим божеством. Только ОН может дать женщине будущее. Ради достижения своей цели Бригитта закрывает глаза на свою ненависть к Хайнцу и его семейке:

«Жаль, что Бригитта так ненавидит Хайнца.
Сегодня, например, Бригитта стоит на коленях перед унитазом в садовом домике, принадлежащем Хайнцу и его родителям, стоит на коленях прямо на холодном полу.
Пол этот холоднее, чем любовь, такая горячая и зовущаяся Хайнцем.
Отца-дальнобойщика нет дома, и Бригитта помогает по хозяйству. Это единственное, чем она может понравиться в семье, и она бодро драит щеткой раковину унитаза».


«Ко всему прочему Хайнц и его жирное белое тело, тело электротехника, которое тоже зовется Хайнцем, вызывают у Бригитты тошноту.
И все же она снова рада, так рада, рада до смерти, что он у нее есть, ведь он — ее будущее".

Она готова терпеть близость с жирным потным недоумком ради зачатия ребенка, при этом она сама детей ненавидит – как вам такие слова будущей матери?

«Ведь рожают, в конце-то концов, не для того, чтобы ребеночка обрадовать, рожают, чтобы обрадовать этим подарком мужа.»
«Лучше сделать ребеночка про запас с расчетом на усушку и утруску».
Вероятно, ребенок лучше швейной машины.
С ним можно гулять на свежем воздухе, а с машиной не погуляешь. У машины нет сердца, а у ребенка есть.
К тому же машина находится на фабрике, а ребенок дома, в уютной обстановке".

"На самом-то деле грудные младенцы вызывают у Бригитты отвращение. На самом-то деле она бы лучше переломала их нежные пальчики, попротыкала бы бамбуковыми щепками их беспомощные маленькие ступни, а только что появившемуся на свет пупу земли она бы вместо желанного соска засунула в глотку грязную тряпку, чтобы он прочувствовал, наконец, разок, что значит орать по-настоящему."

Паула тоже всячески пытается заполучить любовь своего кумира. Это наивное существо – единственное среди героев, кто обладает хоть какими-то человеческими признаками, пытается склонить увлеченного лишь одними моторами и мопедами Эриха к сексу:

«Огромный труд для Паулы — заполучить и удержать Эриха. Любовь гнездится теперь не там, пониже живота, она перекочевала в мозг. Там, пониже живота, все вымерло, ничего не чувствуется»

Найдет ли каждая из женщин свое столь желанное будущее? Ответ узнаете в конце романа. Если, конечно, будете в состоянии его дочитать)) Ведь роман написан до предела лаконичным, «простым» языком. Здесь практически нет диалогов и прямой речи, все повествование ведется от лица автора.
Елинек здесь как врач, да – как врач во время операции, она оперирует и констатирует происходящее с ее пациентами вслух. Ее стиль изоблует повторениями, аллитерацией, встречается много интересных метафор. Сначала создается ощущение чрезмерной простоты языка, потом понимаешь, что именно так Елинек удается передать всю абсурдность помыслов своих героев. Правда, далее от такого количества повторов (автор постоянно называет героев их именами, не заменяя местоимениями и т.д) начинает уже тошнить:
Эрих косит траву для скотины.

Эрих косит траву для скотины.

Он косит траву в стотысячный раз. Он работает лесорубом, но косить траву для скотины — его всегдашняя обязанность, наряду со многими другими. Косить траву для скотины, чистить коровник, вывозить навоз на луга, косить траву для скотины, еще и еще раз косить траву для скотины. Да мало ли что еще!

А во время описаний любовных утех (хотя слово любовь вообще здесь неуместно, кругом ненависть!)  — так вообще начинает сильно мутить…
Тут нет описаний природы, врачу не до красивых сельских пейзажей Австрии – Тихо! Идет операция!

«Никто не воспринимает лес как часть природы.
Лес — это место работы. Мы ведь с вами не в романе о прекрасном родном крае!»


Достойно. Рекомендую к прочтению. Особенно слабой половине человечества))

Роман "Пианистка" — тоже из отделения патологии)) Эрика Кохут, пианистка, преподаватель музыки, живет вдвоем с деспотичной матерью, которая всю жизнь пытается сделать из дочери супер-профессионала и внушает ребенку, насколько та уникальна, буквально с младенчества. С первых строк романа становится ясно – это клиника:

« В квартиру, в которой она живет вместе с матерью, учительница музыки Эрика Кохут врывается как ураганный ветер. Матери нравится называть Эрику «мой маленький ураган», ведь ребенок порой неудержим и стремителен. Ребенку так и хочется улизнуть от матери. Эрике уже за тридцать»

Отношения между матерью и дочкой выписаны очень глубоко, а сцены драк между двумя, казалось бы близкими друг другу людьми, – просто ужасают. В жизненном графике, утвержденном матерью, у Эрики нет места любви и прочим глупостям, музыка – первостепенна. Но ребенок вырастает, и вот мы видим Эрику, еще вчера – девочку-ботаника, серую мышь, тягающую виолончель сквозь толпу людей в трамвае, спешащей после работы, после встречи с Прекрасным, на окраины города, чтобы в кабинке-люкс поглазеть на пип-шоу или подсматривающей за любовниками в парках глубокой ночью, а вот она уже режет свои половые органы бритвой, степенно наблюдая за струйками крови… В результате, когда в ее жизни появляется Вальтер, ее молодой ученик, она оказывается неспобобной к нормальным отношениям, она фригидна, единственное что доставляет ей удовольствие – это боль… Роман автобиографичен, а потому очень правдив. Елинек в своих интервью рассказывала о «дрессировках» своей матери, ее стремлении вырастить из дочери вундеркинда, а отец Елинек, как и отец Эрики в романе, также был отправлен в психбольницу.

Роман написан потярсающе музыкальным языком – временами мне казалось, что я утонула в этом бурном потоке метафор…но как же красиво, ярко и необычно, черт возьми, можно писать о столь мерзких, ненавистных, порой тошнотворных вещах!!! Елинек смогла. Невозможно не согласиться здесь с формулировкой Шведской Академии, присудившей писательнице Нобелевскую премию:

"За ее музыкальное многоголосие в романах и пьесах, которое в сочетании с уникальным языковым рвением обнажает всю абсурдность клише нашего общества и их порабощающую силу".

Вот небольшая цитата из "Пианистки":
«Без всякого предупреждения мать свинчивает крышку ЕЕ черепа, самоуверенно запускает в него руку и роется там, что-то выискивая. Она поднимает все вверх дном и ничего не кладет на свое место. Поперебирав немного, она достает часть вещей наружу, рассматривает под лупой и выбрасывает вон. Какие-то вещи мать расправляет, энергично трет щеткой, губкой и тряпкой. Затем все как следует протирает и снова ввинчивает крышку на место, словно вставляя нож в мясорубку.»

Сильный роман. Если еще не читали — найдите в себе силы прочесть. Будет над чем подумать. Этот роман долго не отпускает.…

Пятнично-Нобелевское-2 — фото 2

ПыСы: В интервью шведскому радио Елинек сказала, что Нобелевская премия «стала для нее большим сюрпризом и большой честью». Однако фрау заметила, что она не сможет поехать в Стокгольм на торжественную церемонию вручения, так как «я просто психически не в состоянии вынести этого, у меня социофобия, я не могу терпеть эти огромные толпы людей. Но я обязательно напишу речь». Вот такая она, Эльфрида...

  • Просмотров: 1165
  • Мнений: 6
  • 3

Материалы по теме

Комментарии (6)

  1. Alexandra 12 января в 13:27

    Возможно, если бы у Эльфриды Елинек отсутствовали какие-либо фобии (социофобия, например), она бы не написала такие реалистичные произведения. Читать ее книги мерзко и интересно одновременно, она смогла показать нам мир таким, какой он есть на самом деле, без лишней мишуры и фальши!

     

  2. Elena Jakobsson 2 февраля в 00:43

    Самый старый и уважаемый член Шведской Академии покинул ее навсегда, когда Елинек получила Нобелевскую премию: не выдержал позора. Премия достается все менее и менее достойным. Конечно, его мнение не в большинстве. Но я его разделяю. Апдайк премии так и не получил, Фаулзу не дали, Астрид Линдгрен обошли. И эти писатели, без которых нет литературы двадцатого века, умерли просто на глазах, пока премию раздавали по законам политкорректности. А вообще, приятно было прочесть, ваш отзыв. Если б я не читала, то захотела бы прочесть.

     

    1. Dinah 2 февраля в 11:01

      Спасибо за оценку моего отзыва (а плюсики Вы не ставите кстати?:-)))). Мне известно про этот случай… с уважаемым академиком. Однако если уж быть до конца точными, то этот член Академии — Алунд — решил выразить свое несогласие с вручением премии Елинек лишь спустя год!!! То есть во время следующей церемонии награждения! Так что, видимо, в течение года, бедняга, терпел «неприятную, жалкую порнографию», а потом вот не выдержал — хлопнул дверью и покинул зал)))) А по поводу решений Академии — тут уже обсуждалась эта тема. Да, мне тоже очень жаль, что Рота опять «прокатили», да и многих других уважаемых личностей(((

       

      1. Elena Jakobsson 2 февраля в 13:04

        Я считаю, его поступок приравнивается к подвигу. Он действительно год терпел и, видимо, далось не так легко. Академия его дом родной и не так то просто уходить из такого места. И академиком он стал не за красивые глаза. На мой взгляд, это пример большого мужества, немногие решились бы на такое. Наоборот, люди готовы зажевать, что угодно, лишь бы туда пролезть. Я с ним глубоко солидарна, потому и плюсик не поставила: стиль рецензии понравился, а Елинек не люблю.

         

  3. OLA 17 апреля в 20:55

    Ну, что мне тут еще сказать? Надо скачать и прочитать (так как купить негде). Люблю почитать про жизнь простых людей, написанную простым языком. А еще мне кажется, что этот автор по стилю должен быть близким к Эмиль Золя – он тоже писал про социальное дно и прочий антигламур.

     

    1. Dinah 18 апреля в 00:35

      Спасибо за внимание к моему посту. Однако сразу возник вопрос — а почему купить негде? Елинек сейчас широко представлена везде, как мне кажется… даже в библиотеках найти можно)))) И позволю заметить, что язык Елинек — совсем НЕ простой, и уж конечно, с Золя сравнивать не стОит. Но почитать тем не менее рекомендую, безусловно, есть над чем подумать…

       

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.